Нежное лицо сюрреализма. Александра Власова, Виктор Эрдынеев

Удивительно, насколько созвучны друг другу могут оказаться художники, формировавшиеся в совершенно разных контекстах. У москвички Александры Власовой и уроженца Улан-Удэ Виктора Эрдынеева нет общей истории становления, однако их творческий язык настолько близок, что объединение скульптур Эрдынеева и картин Власовой в пространстве «Открытого клуба» выглядит совершенно естественно.

Их манеру хочется назвать сюрреалистической — с той поправкой, что на дворе 2015 год и, конечно, сюрреализм перестал быть «боевым» и эпатирующим направлением, перейдя, вслед за множеством других стилей и течений искусства, в домашний режим. Лось с головой, увенчанной крыльями мотылька, бредёт себе по дну и кушает рыбок, плавающих, как и положено рыбкам, среди водорослей (Эрдынеев). Огромные влюблённые преспокойно лежат на маленьких рельсах, поскольку поезд никогда не придёт и ничто им не грозит (Власова)… Эти образы могли бы быть эпатирующими, пугающими, если бы не вызывали улыбку и доверие.

Александра Власова населяет свои натюрморты и пейзажи эльфами, правда, сильно обрусевшими — полнотелыми, розовощёкими, с накачанными мышцами, в некоторых случаях даже, что нетипично для эльфов, в детстве отдыхавшими в пионерлагерях (недаром же в руках у них горны!). Динозавры над Кремлём в её исполнении — всего лишь динозавры над Кремлём, никакой политики, никаких эсхатологических проблем. Подумаешь, ящеры! Используя приёмы лубка, она вытаскивает на всеобщее обозрение советский флаг и изображает на его фоне сильно заспанную Дюймовочку (как-то неловко и думать, чем малютка занималась ввечеру) и Царевну-лягушку не при параде (без короны и прочих атрибутов). Веселье возникает благодаря колориту, празднично-яркому, отчасти иллюстративному. Это мир, в котором всё есть и всё возможно.

Виктор Эрдынеев применил, как кажется, очень удачный способ для передачи движения в скульптуре. Фигуры животных словно исчерканы горизонтальной штриховкой — так возникает впечатление потока воздуха, растревоженного бегущими жирафами или конями. Статичность зверя оказывается обманчивой благодаря сложной фактуре поверхности скульптур, создающей иллюзию поднявшейся волчьей шерсти или напряжённых мышц под шкурой. Детство Эрдынеева прошло в пригороде Улан-Удэ, где жило множество ювелиров, чеканщиков, живописцев, резчиков по дереву, мастеров по гобелену. Отец его, Дмитрий Намжилович Эрдынеев, — ювелир. Так что Виктору с младых ногтей знакомы нюансы обработки «неживых» материалов. А живого в родной Бурятии с её природными богатствами он видел столько, что горожанину-россиянину и не снилось.

Оба художника словно знать не знают, что мир жесток и груб. Реальность, которую они творят, наверное, немного по-детски, сродни небылице, весёлой, дерзкой и привлекательной, в случае Власовой, — или древнему сказанию в случае Эрдынеева.

Вера Калмыкова



Подробности

  • Открытие: 25 июня 2015 г. в 19:00
  • Дни работы: 26 июня — 30 июня 2015 г.
  • Выходной: Cреда

Поделиться событием