Скульптура и печатная графика. Между Востоком и Западом. Денис Булавинцев, Игорь Селезнёв

В «Открытом клубе» — выставка графики и скульптуры двух современных авторов: московского скульптора Игоря Селезнёва и воронежского художника Дениса Булавинцева.
В загадочных текучих объемах произведений Игоря Селезнёва прослеживаются отголоски искусства начала XX века. Иногда в них угадываются человеческие фигуры, как у художника круга сюрреалистов Жана Арпа.
Искусство Дениса Булавинцева, художника из города Воронежа, будет представлено графикой, выполненной в технике линогравюры. Булавинцев говорит, что родной город оказывает непосредственное и постоянное влияние на его искусство. Художник мыслит сериями: «Чернозём», «Воронеж» или остроумная серия «Медвежий угол» — рефлексия на тему штампов о русской жизни.
Россия между Востоком и Западом — тема, волнующая русских людей издревле. Сегодня в связи с наплывом туристов со всех концов света вопрос взаимодействия культур становится, как никогда, актуален. Игорь Селезнёв переосмысливает европейскую эстетику, Денис Булавинцев отталкивается от своей среды обитания, российской действительности. Диалог произведений этих двух художников можно будет наблюдать в «Открытом клубе» в течение одной недели.

--

Сегодняшняя ситуация, когда не только «жизнь в искусстве», но и профессионализм, мастеровитость встречаются всё реже и потихоньку сползают куда-то на периферию художественного процесса, конечно, удручает. Тем ценнее редкие встречи с в музеях и выставочных залах с людьми умелыми, в каком виде искусства они себя ни проявляли бы.
Скульптора Игоря Селезнёва и художника Дениса Булавинцева, таких разных, что их встреча на площадке «Открытого клуба» может быть отнесена к парадоксальным проявлениям гения места, нередким в этих стенах, объединяет главное — мастерство. Любое произведение (хотя и не любой, как мы выяснили за последние лет пятнадцать, арт-объект) есть вещь, включающая в себя художественный мир автора и предназначенная бытовать в общем мире, среди людей, предметов и явлений. Хорошо сделанная, она вписывается в общий круговорот; сделанная плохо — и сама из него выпадает, и с собой уносит много такого, что лучше осталось бы. О сделанном Булавинцевым и Селезнёвым такого не скажешь.
Вторая общая для авторов черта — явная, бросающаяся в глаза принадлежность к культуре. Глядишь, пройдёт ещё лет пять, и мы станем говорить о подобном выборе профессионального пути как о некотором подвижническом акте. Пока же до этого дела не дошло, стоит отметить близость пластического языка Селезнёва к традиции, заложенной Генри Муром, а Булавинцева — к той широкой линии печатной книжной графики, которая отмечена именем Владимира Фаворского и продолжалась непосредственными учителями Дениса по Воронежским учебным заведениям: А. В. Стариловым, В. А. Пресняковым, Е. Я. Пошиваловым.
Уровень мастерства, неудивительный у Селезнёва — выпускник Строгановки 1987 года, он успел получить от мастеров всё, чем богата была тогдашняя художественная школа — и чудом ухваченный Булавинцевым (его учителя, как сам он их называет, «дедушки», преподавали в его студенческую бытность последние годы), как раз и ставит обоих на уровень «между Востоком и Западом», ведь советские художники в большинстве оказались выучениками вхутемасовцев-вхутеиновцев или тех, кто мыслил с ними наравне. Им выпала судьба стать первым и последним поколением состоявшихся русских европейцев в изобразительном искусстве. Волны энергии от их созданий ещё расходятся в нашем пространстве…
Лаконичные, обтекаемые формы Селезнёва и многофигурные, насыщенные линогравюры Булавинцева, конечно, контрастируют. Однако есть между ними одна сущностная, а не общекультурная черта. Это прозрачность художественного высказывания, явная благодаря законченности, продуманности образа. Почти каждое их создание воспринимается настолько же как плод чувственного восприятия формы, насколько и результат анализа, интеллектуального постижения. Динамичные «Торсы» Селезнёва, его работы под общим названием «Средиземное» убеждают продуманностью каждого ракурса. В «Путешествиях» Булавинцева (сам он видит в них отголоски манеры Гурия Захарова) или в его же сказочной серии, посвящённой обитателям Дивногорья, графическая основа оказывается настолько насыщенной и яркой по мысли, что чёрно-белые изображения воспринимаются как цветные.
Говорить в искусстве можно много, говорить можно мало. Высказывание должно состояться, в этом единственная цель; Игорь Селезнёв и Денис Булавинцев произносят каждый своё слово. Остаётся надеяться на долгое эхо…

Вера Калмыкова



Подробности

  • Открытие: 5 июля 2018 г. в 19:00
  • Дни работы: 6 июля — 10 июля 2018 г.
  • Выходной: Cреда

Поделиться событием